23:29 

I'm blind every mile that you burn

LuckyLa
Упал с самолёта-учись летать(с) Гуманизмом не страдаю
Название: I'm blind every mile that you burn
Автор: akaya ссылка на её дневник на ЖЖ
Переводчик:LuckyLa
Бета: Я и Ворд
Фандом: X-Men: First Class.
Пейринг: Дарвин/Хавок
Рейтинг: от PG-13 до R - за выражения и насилие
Размер: В английском варианте 8338 слов.
Статус фика: закончен
Разрешение на перевод: получено.
Статус перевода: в процессе.
Саммари: изначально было написано на заявку кинк-феста по "Люди Икс: Первый класс". Заявка звучала так: "Ау, в котором они знают друг друга дольше, чем десять часов. Причина - это было абсолютно несправедливо!"
Я немного изменила оригинальное саммари автора, чтобы читателям не приходилось лазить на ЖЖ))
Небольшой пробный кусочек.))

До того, как всё это началось, он сидел в тюрьме за убийство человека, даже имени которого не знает. Он не может вспомнить, как это произошло, и, наверное, немного рад этому, потому что ему не нужны дополнительные угрызения совести. Он и так уже знает, что является извращением природы, больным уродом, который не заслуживает жить с нормальными людьми.

На первом слушании по его делу – воспоминания чёткие, словно всё произошло вчера – он признался в зверском убийстве. Солгал о том, как разжёг огонь и начал вдаваться в мучительные детали: как он смеялся в лицо незнакомцу, наносил ему порезы раскалённым ножом. Он рассказывал всё это, глядя поверх плеча своего адвоката на молодую вдову. До сих пор у него перед глазами стоит её заплаканное лицо и слышится бормотание: «Почему? Почему? Почему?» Поэтому, иногда, размышляя, он представляет себе встречу с ней.
Он желал себе смертного приговора. Потому что он ненормальный, потому что заслужил смерть.
Приговорённый к жизни решением присяжных.
Приговорённый к жизни из-за того, что на момент совершения преступления был несовершеннолетним.
Ошибка природы, он фыркает и смотрит снизу на парня вдвое больше себя. Это первый день его жизни заключённым и последний – Алексом Саммерсом. Его мать не хочет его знать. Его брат – Скотт, Скотти – не понимает, что происходит и что же так радует Алекса. Ни сейчас, ни когда-либо ещё, ему уже не быть классным младшим братишкой.
Минуты превращались в часы, часы – в дни, дни – в месяцы, а затем – в года. Он прекратил их считать. Он всё ещё жив.

Однажды они приходят за ним. Они улыбаются, и жестом указывают ему выходить из своей одиночной камеры.
"Не бойтесь," - раздаётся в голове незнакомый голос
-Это Эрик Леншерр, - говорит один из посетителей с британским акцентом, кивая на своего более высокого спутника. – А меня зовут Чарльз Ксавьер. Рад встрече с Вами, Александр.
-Алекс, - говорит он раньше, чем успевает себя остановить. Имя звучит странно, словно чужое.
Но Чарльз только улыбается шире, когда Эрик фыркает и усмехается. – Что ж, Алекс, рад встрече с тобой.
-Аналогично, - говорит он несколько грубо, слишком привыкший к жестокости, необходимой для выживания в подобном месте. Эти двое только обмениваются тонкими взглядами. И есть в этом что-то такое, понятное только им, во что он не может проникнуть. До сих пор.

+++
Он не привык, что люди с такой лёгкостью касаются его. Да, он помнит прикосновения матери и братские сражения, не всегда столь невинные, как он будет рассказывать позже. Но это было очень давно. Он лелеет эти немногие моменты, заботливо складывает их в коробочку с надписью "моя прошлая жизнь" и задвигает в глубины памяти.

Ты не можешь позволить себе объятий и прикосновений в тюрьме, если ты без странностей. А коль странности имеются, то этого точно не нужно рассказывать окружающим, если хочешь спать спокойно и в безопасности по ночам

Гомосексуализм - это мутация. Не такая опасная, как проклятая способность Алекса, но в этом мире в это время отношение к таким мутациям одинаково. Так что, лучше сдерживать себя. А Алекс? Алекс слишком занят, скрываясь от мира и любопытных взоров. Поэтому, когда он встречает Дарвина, который постоянно улыбается, касается, задевает его и всё время нарушает любое личное пространство, Алекс смущён.

Он не зол и не раздражён, это даже немного расслабляет, и он решает, что физический контакт вполне приятен. После всего этого времени, когда только воздух и одежда касались его кожи, прикосновения другого человека более чем желанны. Например, ладонь Дарвина на его пояснице.


Алексу по прежнему тревожно, поэтому, на всякий случай, он ведёт себя грубо, настороженно относясь к своему новому окружению. Но они не обращают на него внимания, быстро охарактеризовав, как мудака, обладающего, однако, отличной силой.

Его привлекает эта возможность… Дарвин, мог быть тем самым, благодаря своей способности к адаптации. Но и у Алекса ещё припрятано несколько тузов в рукаве.

+++
Сказать, что нападение удивило их, было бы недопониманием года, но, после небольших размышлений, это оказывается не самым неожиданным сюрпризом. Не таким большим, как Ангел, поменявшая сторону даже после убийства Дарвина.

Когда Дарвин... Алекс давится от горечи во рту, борясь с головокружением и дрожью в коленях, Когда Дарвина убили, Ангел - Энджел, грёбанная шлюха - предала их, словно эта смерть не имела значения. Всё потому, что ей не понравились взгляды парней из ЦРУ, бросаемые не неё, бедную, бедную маленькую Энджел.


Он сплёвывает на землю, сжимая кулаки так, что ногти впиваются в кожу. Несколькими часами - всего несколькими часами ранее - он находился в плену иллюзии, что, возможно, в жизни есть что-то большее, нежели холодные стены его камеры. Что, возможно, быть мутантом не должно быть синонимом социальной неприемлемости.

Возможно, возможно, возможно. Слова, эхом отдающиеся у него в голове, лишь сильнее злили Алекса, потому что "возможно" не значит ничего. "Возможно" не вернёт обратно Дарвина и не убьёт того парня, который практически стёр целую базу с лица Земли только с двумя своими сообщниками.

-Что мы будем делать теперь? - голос Банши возвращает Алекса в реальность. - Куда нам теперь идти?
-Чарльз и Эрик вернутся сюда, - тихо отвечает Рэйвен сидя на том, что осталось от каменной скамьи. - Они вернутся и всё узнают.

-У нас не так уж много вариантов того, что мы можем делать, - Алекс злобно фыркает и трёт лицо, ещё больше втирая грязь в кожу. - Ангел нас предала. Нам повезло и мы выжили, а Дарвин - нет, - рычит он и смотрит на лица остальных. Он замечает точный момент, когда остальные до конца осознают, насколько безнадёжно их положение и в какой опасности они находятся.

@темы: Дарвин, Дарвин/Хавок, Хавок, переводы, фанфики

Комментарии
2011-08-25 в 23:58 

Amaryllys
I had bad days!
Хорошо, но мало! ^^

2011-08-26 в 00:10 

LuckyLa
Упал с самолёта-учись летать(с) Гуманизмом не страдаю
Лэйки, спасибо за пахвалу))) Экзамены кончатся, и будет больше)))

2011-08-26 в 00:11 

Amaryllys
I had bad days!
LuckyLa регулярные обновления - залог счастья читателя!
Серьезно, буду ждать продолжения на русском.

2011-08-26 в 00:53 

LuckyLa
Упал с самолёта-учись летать(с) Гуманизмом не страдаю
Постараюсь выкладывать проду регулярно)))

   

Сообщество Алекса и Дарвина

главная